norillag (norillag) wrote,
norillag
norillag

Categories:

Параллельные миры. Заполярная столица (Норильск)

Продолжение. Источник: http://automarket.su/travel/pubs/drugie-puteshestvija/39trav/
ЗАПОЛЯРНАЯ СТОЛИЦА

Норильск

Два подъезда уже погибли — третий еще живет

За Надеждой вся тундра опутана сетями трубопроводов и линиями электропередач. Трубопроводов — десятки, если не сотни.Слева от дороги трубопроводам не видно конца! Справа от дороги высокие сопки, на склонах которых белые пятна. Я спрашиваю: «Это что — снег?». Ребята подтверждают — в ложбинках на склонах сопок снег не тает круглый год! Лето очень короткое, всё время студёные тундровые ветра, а рядом, под дёрном тундры, несколько метров вечной мерзлоты. Вот и не прогреваются толстые линзы снега и льда в распадках. Спрашиваю: «За счёт чего тундра жёлтая?». Говорят — основной слой растительности — мхи. Над мхами заросли карликовой берёзы, которая желтеет. Есть ещё кедровый стланик и лиственница.

Через несколько километров езды вдоль путаницы теплотрасс и высоковольтных линий началась типичная «промзона». Виды такие же, как у нас в Ново-Ленино близ завода «Радиан», или на задворках станции Батарейная. Сплошные ангары, бараки, заборы, трубы, колючая проволока, кучи металлолома и хлама… Вдруг слева появился могучий красавец — Медный завод! Красная надпись над серым фасадом. Восьмиэтажное здание из «стекла и бетона» на фоне заводских корпусов и труб. Ещё не успели дымы Надежды истаять на нашем пути, как Медный добавил «крепости». И весь этот «компот» идёт прямо в город. На Z-образном повороте мы начинаем спускаться с горы, на склоне которой КПП, а дальше, за речкой — кварталы жилых домов! У КПП города — несколько человек младшего и сержантского состава, все с автоматами. Что так сурово-то? Переехали маленькую речушку со странным названием Купец, бегущую среди грубых камней. Ребята показали влево — городской автовокзал Норильска — выглядит очень солидно, иной аэропорт позавидует. Справа, к югу от города, видны две громадины-горы — одна называется Гора Шмидта, другая Медвежья Гора. Обе сопки буквально кишат рудниками и карьерами и опутаны сетью дорог и дорожек. По словам моих попутчиков, с этих «бугорков» открывается грандиозная панорама города — советуют подняться туда, чтобы сделать снимки.

Студент вышел из Надиного такси недалеко от автовокзала. А мы поехали на юг, в сторону горы Шмидта. Нам нужно завезти красноярца куда-то на Набережную Урванцева. Я спросил: «Набережная? А берег какого водоёма?». «Технологического озера», — был ответ. Я подумал: «Тоска какая…», и продолжил «колоть» народ дальше: «А кто такой Урванцев?». Оказалось, что это советский геолог — Николай Николаевич Урванцев, профессор и герой-первооткрыватель месторождений Норильского Рудного Района. Он открыл первое месторождение, ещё будучи совсем молодым 28-летним инженером — в 1919 году! Здесь, на западной окраине Норильска, кварталы не старых серий пяти- и девятиэтажных жилых домов. Ребята говорят, что город рос от так называемого «старого города», что в окрестностях Никелевого завода — там как раз и был ЛАГЕРЬ. Старый город — восточная окраина, а здесь, на западной, — самые молодые кварталы Норильска. Возле здания с антенной-тарелкой высадили инженера — тепло прощаемся. Очень хороший парень! Сам не местный, а с душевным теплом и интересом относится к месту своей командировки — знает и географию, и историю города.


Норильск

Телевизионщики НГТРК

Справа, за Набережной Урванцева, горы чёрной породы, ямы, свалки, а дальше — две большие горы, о которых я уже говорил. Лунный пейзаж. А может, венерианский… Да нет — есть следы какой-то циклопической деятельности везде — огромные детали, колёса, «жернова» какие-то валяются… Да это ЗОНА, ну-у-у, ТА САМАЯ, где был ПИКНИК НА ОБОЧИНЕ. А я СТАЛКЕР — мне нужно обследовать эту зону… Хе-хе. По заданию главного редактора… Это южная окраина города. Вдали, под Медвежьей сопкой, видны трубы и корпуса Никелевого Завода, который дымит на порядок сильней Надежды. Это, говорят, старейшее предприятие местной промышленности. Теперь мне всё ясно! Норильск взят в кольцо… И роза ветров тут не поможет. Если ветер в одну сторону — дымит с Никелевого, в другую — с Медного… и так далее… Здесь поставлен чудовищный эксперимент по выживанию живых существ в тяжких условиях Заполярья при постоянном воздействии отравляющих веществ…

Надя тихонько толкает меня под локоть — пора ехать в гостиницу «Норильск», как договаривались. Едем. Буквально за 5 минут «протыкаем город насквозь» — от южных до северных окраин, и вот она, гостиница. Надя говорит, что за гостиницей ещё пара улиц, а дальше — тундра. Прощаясь с водителем, спрашиваю: «Дашь интервью о труде таксиста на Севере, для газеты?». Надя смущается, краснеет, опускает глаза и молчит. ЧУДЕСНАЯ ДЕВУШКА в столь малоприглядном месте! Странный городок Норильск… Какая-то волшебная цепь добрых и милых людей: Василий Решетников, Таксист в аэропорту, Красноярец (с большой буквы, жаль, не запомнил имя), Надя… Может, Василий в самолёте правду сказал — ЭТО САМЫЙ ЛУЧШИЙ В МИРЕ ГОРОД? По крайней мере, я почему-то не чувствую себя здесь чужим.

Гостиница оказалась хорошей, номер ухоженный и уютный. Поскольку я «очень устал» от полёта с Народным артистом, решаю остаток вечера отдохнуть в номере — посмотреть местные каналы и пораньше лечь спать. Сегодня только первое знакомство с Заполярной Столицей. Прикосновение. А настоящее, основное — завтра.


И БЫЛ ВЕЧЕР, И БЫЛО УТРО


Норильск

Автобусы всех поколений

Перед тем как растянуться у телевизора в своём гостиничном номере, мне стало интересно: что я увижу из окна норильской гостиницы? Хм… Оказалось, что передо мной трубы Никелевого завода во всей красе — как на ладони, только с другого ракурса, нежели я видел с Набережной Урванцева. Я взял фотокамеру, сделал ZOOM, и трубы Норильска «наехали» на меня со всей неотвратимостью. Затем я начал переключать каналы телевизора с целью поиска местного вещания. За пару часов мне удалось посмотреть две местные новостные и одну общественно-политическую программы.

Из местных передач я выяснил много интересного. Например,  с удивлением узнал, что в муниципальное образование, называемое Норильск, входят три города — собственно Норильск, Кайеркан и Талнах. То есть получается так, что города (!), а не районы, входят в состав другого города. Узнал, что население Большого Норильска (т.е. трёх городов) составляет 222 тысячи человек, в то время как население Норильска — около 110 тысяч.

Значит, на Кайеркан и Талнах приходится 112 тысяч вместе… Ещё одна из новостей гласила о том, что в тундре в районе действующего газопровода, недалеко от Надежды, произошёл пожар. По мнению специалистов ПО, «по вине халатного отношения людей к использованию тундры», в частности — от брошенного окурка. Пожар серьезно угрожал газопроводу, и его тушение потребовало выезда городских пожарных бригад в тундру. Далее было сообщение о том, что на Надеждинском заводе полным ходом идёт ремонт какой-то печи, после ликвидации аварии, которая произошла накануне — прямо перед моим приездом в Норильск. А ещё меня удивила криминальная хроника. Оказывается,  в Норильске на днях произошло из ряда вон выходящее событие: в сводке криминала было зафиксировано изнасилование. Дело обстоит так, что это чуть ли не первое изнасилование в городе за всю его историю! Если так, то Норильск практически является образцом добропорядочности и благочестия для других регионов нашей Родины. А может, на Севере женщины более покладисты...


Норильск

Главный автобус Норильска — МАЗ-103

Спать я лёг по давней иркутской привычке при широко открытой форточке — люблю засыпать, ощущая дух большой реки и запах золотых листьев осени… В 4 часа утра я проснулся от удушья, закашлялся… Закрыл форточку… Но номер  уже был заполнен вредоносным газом. Да, это всё тот же сернистый газ. Деваться от него было некуда и уснуть я больше не смог. Пришлось принимать душ, доставать из холодильника припасённую с вечера бутылку пива и включать телевизор. Но ничего не помогло. От того, что нельзя, как обычно, открыть форточку и проветрить помещение, у меня возникло чувство безысходности. Бежать-то некуда — здесь дышать нечем, а на улице ещё хуже! Стало ясно, что есть суровое правило — в Норильске нужно плотно прикрывать форточки перед отходом ко сну.

Наутро я, чудом оставшись в живых после газовой атаки, отправился изучать Норильск. В моих планах было посещение норильского телецентра — перед командировкой я «сосвистелся» через Интернет с ребятами из норильской ГТРК, как раз того места, где делают норильские «ВЕСТИ», и меня пригласили в гости «на чашку кофе». Телевизионная антенна видна со всех концов города, и я мог бы просто идти на этот ориентир, хотя кроме этого я знал, что телецентр находится на набережной Урванцева, которую проезжал на такси из аэропорта. В любом случае, я собрался ходить по городу только пешком.


НА ТЕЛЕЦЕНТР

Утренний Норильск сильно отличался от вечернего: вечером город был пуст, что резко контрастирует с Иркутском, видимо, здесь люди предпочитают вечером сидеть дома, да и выбросы в атмосферу не располагают к прогулкам. А сейчас улицы наполнились людьми, радостно спешащими по своим делам. Мой путь от гостиницы до набережной Урванцева занял около 15 минут. Я шёл прямо — «на прострел». По пути пересёк две магистральные улицы, Ленинский проспект, являющийся главной артерией города, и улицу Комсомольскую. На перекрёстках, если посмотреть вдаль,  в торце почти каждой улицы видны какие-нибудь заводские трубы. Город в кольце производств. Всё вокруг для меня было «в диковику», я вертел головой, разглядывая дома и улицы, заходил во дворы. Вообще жилые кварталы выглядят крайне уныло. Дворы глухие, чтобы противостоять северным ветрам. Полное отсутствие растительности. Во дворе, как на тюремном плацу, пусто. Только баки мусорные в середине стоят. Бросились в глаза дома, покрытые «мохнатым» слоем цементного раствора «в наброс» — не понятно, это для дополнительного утепления? Есть целые клетки дворов, состоящие из таких «мохнатых» домов, выглядят они страшновато. Ещё забавная деталь — на каждом углу жилых кварталов висят таблички-предупреждения: «ОСТОРОЖНО, СОСУЛИ!».


Норильск

Первый встреченный «марковник» за три дня

Многие дома, встреченные мной на пути, были на свайном основании. Над землёй сваи имеют высоту от одного до 2,5 метров. У некоторых домов они по торцам открыты, а с фасада закрыты плитами, кирпичом или железом. У некоторых зашито всё основание. Встретилась пара домов, у которых между сваями были устроены гаражи. На Комсомольской улице увидел очень старые дома сталинской архитектуры, годов ещё 50-х — у них свайного основания не видно — видимо, эти дома на глубоком фундаменте, подумалось мне. Позже норильчане подтвердили мне эту догадку — первые дома нового города строили на фундаменте, который зарывался на несколько метров — вплоть до скальных коренных пород. Как мне рассказали старожилы, в многолетне-мёрзлом грунте бурили шпуры, закладывали в них электроды и пускали ток. Через несколько суток мерзлота оттаивала и жижу вычерпывали — так освобождали место под фундамент. Потом, где-то в начале 60-х, строители освоили чьё-то рацпредложение и стали ставить дома на сваях — процесс пошёл быстрее и дешевле. Цель у свайного основания простая — чтобы дом  своим теплом не прогревал и не оттаивал мерзлоту, иначе рухнет.

За вечер и утро мне удалось получить примерное представление о размерах Норильска. Чтобы иркутяне могли оценить масштабы этого города, скажу следующее. Если взять центральную часть Правобережья Иркутска, от Старого Ангарского моста до спорткомплекса «Динамо» (или Шишиловского острова) — вдоль, и от бульвара Гагарина до улицы Ленина, или чуть дальше — поперёк, то получится примерная оценка размера Норильска. В Норильске три большие, магистральные улицы: Талнахская, Ленинский проспект и Комсомольская. Они имеют длину 5-6 километров. Поперёк — сеть мелких — 10-15 штук, длиной до 2-2,5 километров, улиц. Таковы размеры Норильска. Один наш Кировский район — это весь Норильск. Три главных проспекта имеют по два излома осей, как мне сказали позже,  это заложено в проекте города для препятствования развитию ветров. Всё это касается так называемого «нового города». В паре километров к юго-востоку, прямо под трубами Никелевого завода, расположился «старый город». Выглядит он совершенно обособленным рабочим посёлком, застроенным допотопными, одно-, двухэтажными бараками.  С набережной Урванцева «старый город» отлично виден.

В это утро я порадовался свежему воздуху — южный ветер уносил выбросы заводов мимо городской черты. Телецентр, вместе с антенной и зданием НГТРК, находился на внушительной насыпи из какой-то чёрной породы, высотой до 10 метров. Я подумал, что это специальная искусственная подушка для того, чтобы обеспечить независимую устойчивость огромной антенны в условиях многолетней мерзлоты. Окрестности телецентра — окраина города — здесь я увидел довольно много неприглядного. Особенно удручают пустые окна в больших жилых домах. Чем ближе к окраине Норильска, тем чаще попадаются необитаемые квартиры в домах — либо нет занавесок на окнах, либо окна выбиты вообще. Прямо перед ГТРК на набережной стоит «девятиэтажка», которая уже «погибла» на две трети, — две подъездные секции дома разрушены, одна ещё живёт. Как мне позже рассказали ребята из НГТРК — сценарий гибели домов всегда один и тот же: возникает протечка горячего водоснабжения, под домом подтаивает мерзлота, одна из свай фундамента оседает и дом даёт трещину, после чего жильцов срочно переселяют, а дом разрушают в целях безопасности. Позже, гуляя по Норильску, я встретил ещё несколько таких, наполовину разрушенных, домов.

Меня очень тепло встретили на ГТРК Норильска. Напоили горячим кофе, довольно долго и обстоятельно рассказывали о городе и окрестностях. Павел Романюк — инженер технического отдела, чрезвычайно открытый и, как бы это выразиться… ТЁПЛЫЙ человек — преподнёс мне настоящий подарок. Он договорился накануне со своим другом, живущим в Норильске, а работающим в Дудинке, чтобы тот «доставил на своей машине иркутского журналиста в столицу Таймыра»! И это уже завтра утром. Кроме всего прочего, этот друг Павла — главный редактор окружной таймырской газеты… Ну а разговаривали мы с телевизионщиками в основном об «инфернальной сущности» города Норильска. Где, как не здесь, «держат руку на пульсе города»? В общем, у меня сложилось невесёлое впечатление по итогам этого общения «с народом». Ребята говорили о том, что население Норильска убывает. Позже я ознакомился с официальными данными — в 1989 году население составляло 175 тысяч человек, сейчас — около 110. За 15 лет убыло 65 тысяч! Потому-то и бросаются в глаза необитаемые  квартиры по окраинным микрорайонам. Причём, по словам ребят, изменяется качественный состав жителей: уезжают обеспеченные, а значит квалифицированные и интеллигентные люди — те, кто может купить квартиру «на материке». Приезжают в основном «гастарбайтеры». Мне запомнился кем-то сказанный эпитет — «шарик проткнули, и воздух уже уходит». Почему город «сдувается»? Вроде бы, говорят, «Норильский Никель» за последние годы сократил более 20 тысяч рабочих мест… В городе действует специальная программа «помощи переселению бюджетников на материк» — 1500 квот на следующий год. Существует также программа по переселению  неработающих пенсионеров — 500 квот. Всё это за счёт городского бюджета. Всего на переселенческую программу из бюджета города выделен 1 миллиард рублей. То есть процесс сокращения населения города официально поддерживается властями — это не стихийно. Несколько позже я узнал размер этих «квот» — семья из трёх человек получает 400 тысяч рублей. Понятно, что если есть свои накопления, то это большая помощь к покупке квартиры «на материке».


СЕРДЦЕ СЕВЕРНОЙ СТОЛИЦЫ


Норильск

На окраинах много пустых квартир

Попрощавшись с гостеприимными телевизионщиками, я отправился гулять по городу пешком. Сегодня я буду бродить по Норильску ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ, а завтра поеду в Дудинку. А пиво где? А пиво вот оно, на углу —  мой любимый «Миллер» по 41 рублю, да-а-а-а… а у нас по 27… Одно из лучших развлечений журналиста  внезапно заговаривать с незнакомыми людьми на улицах. Пока я бродил по городу, пообщался с полутора десятками норильчан. И вот какое наблюдение вышло. Норильчане гораздо доброжелательней в общей массе, нежели иркутяне. Уж простите, дорогие земляки! Когда вопросом «Извините, пожалуйста, не подскажете, где…» останавливаешь норильчанина, он сразу начинает открыто улыбаться и как будто забывает о своих собственных делах, с великими подробностями и в деталях рассказывает тебе об окрестностях своего околотка, а в финале говорит: «Давайте я вас сам провожу и всё покажу!». После многочисленных наблюдений, когда у меня уже сложилось устойчивое впечатление о повышенной доброжелательности норильчан, я провёл своеобразный тест: выбрал на улице самого угрюмого парня со сдвинутыми бровями и суровым взглядом исподлобья. И что вы думаете? На мой вопрос он сразу же остановился, расправил плечи, стал открыто улыбаться и после многочисленных объяснений предложил меня «лично проводить и всё показать»! Вот это откуда здесь? Видимо, Север помогает сохранять самое лучшее, что есть в людях…

Поскольку я, двигаясь из гостиницы на НГТРК, прошёл Норильск поперёк, то теперь поставил себе задачу — пройти его вдоль. От телецентра я прошёл по Комсомольской улице на восток до самой оконечности «нового города», опять увидел Никелевый завод и отвратительного вида пустыри перед ним. Вдоль окраины города  повернул на север и добрался до Ленинского проспекта. Яркое солнце освещало дома, времени было около 11 утра. Восточная оконечность города Норильска — верх странности — пустырь и вдруг асфальтированная площадь со светофорами и помпезные дома, словно в Петербурге! Да, действительно — сильно похоже на Санкт-Петербург. Позже я узнал, что проектировали Норильск питерские зодчие, а дома строили питерские СМУ — ещё и сейчас по всему городу реклама какого-то питерского стройуправления.

Немного постоял у въездной площади — посмотрел, какие машины едут, автобусы. Машины, как я уже заметил раньше, легковые «Волга» и «Мерседес», маршрутки «Газель» (никаких «корейцев»!), автобусы — больше всего новых МАЗ-103-070 от фирмы «Яровит». Есть и старые автобусы — ЛИАЗ, ЛАЗ и ПАЗ, но их мало, основной парк — новые. Здесь, в «торце» Ленинского проспекта я взял первое интервью у северного водителя. Вообще, с водителями Норильска я пообщался очень плотно. Но сейчас писать об этом не буду — «шоферская» тема требует отдельного очерка — что-нибудь типа «Автомобильная жизнь Норильска».


Норильск

Кирпичные дома заделаны цементным  раствором внаброс

Не спеша продвигаясь по Ленинскому проспекту, добрался до первого (или второго) перекрёстка и увидел монументальное здание «сталинской» архитектуры, на котором была вывеска «ЗФ ОАО ГМК «Норильский Никель». Управление по персоналу». Может быть, я немного не точно запомнил название, но у меня сразу «ёкнуло» — вот это «отдел кадров»! Тут-то мне объяснят «что к чему». Тут я узнаю о сокращениях численности из первых уст. Вытащил камеру «Никон» из футляра и нацепил на шею, чтобы вид был «матёрый корреспондентский» — и «шасть, в управу»… В «Управе» меня просто «прокатили», витиевато отвечая на вопросы, не дали никакой информации, а в финале предложили посетить краеведческий музей.

Выйдя на улицу, я поплелся искать музей и вышел  по проспекту к круглой площади. Здесь расположено «сердце» Норильского Промышленного Района — офис Заполярного Филиала Норильской Горно-Металлургической Компании «Норильский Никель». Вот так всё нынче — никель-то норильский, а контора теперь столичная, здесь «всего лишь» Заполярный Филиал. Здание архитектурно почти близнец  нашего «ВостСибУгля». Площадь напоминает что-то питерское. Пошёл искать музей, на перекрёстке увидел  Mark II — первый за полсуток в Норильске и, как оказалось, последний. У музея проспект очень красив, могуч и опрятен. Дома – «сталинки», «крупняк»… Перед музеем — Дом Культуры, а за ним, на бугорке — Плавательный Бассейн — гордость Норильска. Почему-то мне многие норильчане говорили: «У нас такой Бассейн!». Обошёл музей вокруг и увидел избушку. Простую деревянную избушку — из кругляка «в лапу» с тёплой засыпной завалинкой. Вокруг бетон, плитка и два культурных газона. На избушке написано – «Домик Н.Н.Урванцева. Работает только для организованных групп». Как мне после рассказали хранительницы музея, это как раз тот домик, в котором жил руководитель экспедиции, открывшей месторождения Норильска — знаменитый геолог Николай Николаевич Урванцев. Домик сохранился с 20-х годов XX века. Я подумал: «Не площадь, где контора NN (эти две буквы здесь везде «лезут в глаза»), а вот этот домик — Сердце Норильска…».



Tags: Норильск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments