Category: еда

Въезд в Горстрой

КАЙЕРКАН БЕЛЫЙ ОЛЕНЬ

Оригинал взят у severok1979 в КАЙЕРКАН БЕЛЫЙ ОЛЕНЬ
В продолжение кайерканской тематики, которая на страницах моего блоЖЖика, к сожалению, появляется весьма редко, предлагаю достаточно подробный рассказ-воспоминанание о трагическом обрушении кайерканской столовой "Белый олень", случившемся в 1976 году. Ссылка на источник воспоминаний указана в конце текста.


01. "Белый олень".
Белый олень_2.jpg

02. "Белый олень". Куллинария.
Торговый зал полуфабрикатов белый олень 70-егг.jpg

В тот день в Кайеркане было жарко - 22 выше нуля, безветренно. Наверно, из-за жары в начале обеденного перерыва в зале кайерканской столовой "Белый олень" посетителей было совсем немного. Официантка убирала со столов, у окна обедала компания молодых парней, несколько женщин стояли у кассы. Обычный рабочий полдень.

Collapse )
Въезд в Горстрой

Вновь на Котлосской пересылке

...Начальнику ГУЛАГа т. Наседкину, начальнику Тюремного управления т. Никольскому и начальнику 1 спецотдела всех осужденных к каторжным работам (исключая больных в нетрудоспособных) направлять вагонзаками немедленно после осуждения, в первую очередь до конца навигации в Норильлаг. ...



Originally posted by dedushka_stepanat 31 (32). Вновь на Котлосской пересылке

31 (32).  Вновь на Котлосской пересылке

Наш конвойный нас привел не пересылку, сдал под росписку (здесь и далее - орфография, и пунктуация автора) в комендатуру, так как у меня срок был 15 лет, то меня поместили в каторжанский барак.

Каторжанский барак находился в общей

226

зоне, но от общей зоны был отгорожен высоким забором, с особым дежурным, день и ночь мы находились  взаперти.

Котласская пересылка была «воротами» на север и там, наверное, происходила сортировка этвпируемых.

11 июля 1943 года нарком Берия подписал совершенно секретный приказ № 00968 «Об организации отделений каторжных работ при ИТЛ НКВД» «в соответствии» с этим указом ПВС:

 

Collapse )

  «1. Организовать отделения каторжных работ при следующих лагерях:
 — Воркутинский лагерь — на 10.000 человек для использования на работах по строительству новых угольных шахт и на подземных работах в действующих шахтах;
 — Норильский лагерь — на 10.000 человек для работы на рудниках, шахтах, карьерах и кирпичных заводах;
 — Севвостлаг (Дальстрой) — на 10.000 человек на добыче золота и олова.
 2. Создать в составе Карлага НКВД каторжное отделение для нетрудоспособных и больных, осужденных на каторжные работы.
 3. Начальнику ГУЛАГа т. Наседкину, начальнику Тюремного управления т. Никольскому и начальнику 1 спецотдела всех осужденных к каторжным работам (исключая больных в нетрудоспособных) направлять вагонзаками немедленно после осуждения, в первую очередь до конца навигации в Норильлаг.
 Всех больных и нетрудоспособных направлять в каторжное отделение Карлага.
 4. Начальнику Конвойных войск генерал-майору т. Кривенко обеспечить отправку осужденных на каторжные работы вагонзаками и соответственной охраной, установив при сопровождении в пути особострогий режим.
 5. Начальнику ГУЛАГа т. Наседкину и начальникам лагерей: Воркутлага т. Мальцеву, Норильлага т. Панюкову, Дальстроя т. Никишову и Карлага т. Журавлеву сформировать в составе указанных лагерей каторжные лагерные отделения, выделив их от остальных лагерных отделений.
 Обеспечить охрану, внутренний порядок и организацию работ в соответствии с прилагаемой инструкцией». 
 «Инструкция о порядке содержания осужденных к каторжным работам в лагерях НКВД» гласила: 
 «1. Осужденные к каторжным работам подлежат размещению отдельно от остальных лагерников в особых бараках с решетками на окнах.
 Бараки заключенных находятся на запоре и охраняются стрелками. Бараки каторжников отделяются от остальной лагерной зоны высоким забором.
 2. Установить для осужденных к каторжным работам одежду специального образца и цвета с нашивкой на верхнем платье личного номера заключенного.
 3. Осужденные к каторжным работам в течение первого года заключения лишаются переписки и получения премиальных денег. В последующие годы разрешение на переписку и выдача премиальных денег производятся с разрешения начальника лагеря в зависимости от поведения в лагере и отношения в труду на производстве.
 4. Питание и снабжение вещевым довольствием осужденных производится на общих основаниях по существующим лагерным нормам.
 5. Для осужденных к каторжным работам устанавливается следующий порядок использования на работе:
 — продолжительность рабочего дня устанавливается на 1 час выше общелагерной нормы;
 — осужденные выводятся на работу всегда под усиленным конвоем;
 — осужденные в течение первых двух лет используются только в качестве чернорабочей силы на непосредственной работе. Старшие, бригадиры и мастера назначаются или из вольнонаемных, или из заключенных других категорий;
 — осужденные к каторжным работам привлекаются в первую очередь на все особотяжелые работы.
 6. За отказ от работы, за невыполнение нормы выработки, за нарушение режима и неисполнение распоряжений администрации устанавливаются следующие виды наказания:
 — удлинение рабочего дня до 2-х дополнительных часов и перевод на более тяжелую работу;
 — перевод на содержание в одиночном карцере на срок до 20 суток;
 — арест и привлечение к уголовной ответственности с рассмотрением дел на Особом совещании НКВД СССР.
 7. После отбытия годичного испытательного срока наказания разрешается для всех хорошо работающих и примерно ведущих себя в быту и по лагерному режиму распоряжением начальника лагеря устанавливать выдачу денежного премирования, переписку с родственниками, получение посылок, чтение книг и газет».
  Наконец, 17 июля приказом № 001241 была утверждена «Инструкция по учету и этапированию заключенных, осужденных к каторжным работам», согласно которой:
  «Личным делам каторжников присваиваются номера по книге регистрации осужденных к каторжным работам, ведущейся отдельно от общей книги регистрации заключенных. Номера личных дел исчисляются сериями с № 1 по № 999 включительно. Каждой серии, в свою очередь, присваивается буква алфавита, проставляемая перед номером дела. Нумерация начинается с № 1 и первой буквы алфавита. По использованию 999 номеров, начинается снова с № 1 и второй буквы алфавита (А, Б, В, Г и т. д.). После номера проставляются буквы «КТР», например: № А-978/КТР, Б-11/КТР и т. д. Указанный номер переносится на все учетные документы, заведенные на каторжника. Номер личного дела (без добавления «КТР») нашивается на одежду каторжников…
 Отправка каторжников из тюрем в Норильлаг и Севвостлаг должна производиться с расчетом поступления этапов до закрытия навигации: в Норильлаг прибытие вагонзаков на ст. Красноярск до 1 сентября, в Севвостлаг прибытие вагонзаков на ст. Находка Приморской ж. д. до 15 ноября. Направление каторжников для отбытия наказания в Воркутлаг и Карлаг производится круглый год».

На 1 января (1944) насчитывался 981 каторжанин, из них в Воркутинском ИТЛ — 494, в Карлаге — 345. В течение года в лагеря поступило 13 869 каторжан, убыло — 2431 (освобожден 21 человек, умерло — 2136, бежало — 25). Смертность среди каторжан в силу особо жесткого режима заметно превышала общую смертность в ИТЛ (к 1 января 1945-го в пяти ИТЛ будет содержаться 12 254 каторжанина).

Из книги Никиты Петрова «ИСТОРИЯ ИМПЕРИИ «ГУЛАГ» (СТАТЬЯ 11).

Collapse )

Рядом с нашим бараком, в той же зоне находился второй барак, служивший изолятором, куда в большинстве сажали уголовников: за кражу. Картежную игру, отказ от работы, драку и другие лагерные преступления.

Находясь в этом бараке в соприкосновение с этим элементом, не было ни какой гарантии, что у тебя не стащат последнее твое брахло, тка как уголовный элемент из изолятора имел свободный доступ в наш барак.

В бараке. Как и везде были сплошные двойные нары, здесь помещалось около трехсот человек, за исключением меня все были каторжане; в числе их много было бывш(их) членов партии.

Утром нас поднимали в 3 часа и гнали в столовую завтракать; так как пропускная способность столовой была малая, народу на пересылке было много, так что она не могла пропустить весь контингент к выходу на работу.

Так как наша зона находилась на запоре, то нам, после завтрака часа два приходилось околачиваться во дворе, до прихода дежурного надзирателя.

Люди нашего барака, за исключением больных выходили на работу. Вечером, когда приходили с работы, то в бараке было душно, теснота, спертый воздух; за недостатком мест, заключенные были вынуждены спать на полу и под нарами.

В такой обстановке я пробыл примерно около месяца.

И вот в октябре м-це 1944 года меня снова назначили в этап; не зная куда отправят, но я все же был очень рад, что наконец то вырвусь из каторжанской пересылке; пусть, на новом месте не лучше будет, чем здесь…