Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Въезд в Горстрой

Снег - судьба моя (часть 1)

From Снег - судьба моя

Снег - судьба моя (часть 1)

Фильм о судьбах градостроителей Норильска, бывших заключенных ГУЛАГа.

Режиссер: Игорь Шадхан
Въезд в Горстрой

Люди зашептали имена ушедших ...

Не совсем понятна дата этого поста и оригинала, но, тем не менее, взял там, где нашел:

Оригинал взят у grigaras62 в перепост."Заполярная правда"(Норильск)
Настал тот день…


1-1



Вчера в Норильске помянули невинных узников ГУЛАГа.

30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, норильчане по традиции пришли поклониться праху тех, кто упокоился у подножия молчаливой горы Шмидтихи. С 1942 года здесь на «вечный отдых» оставляли тех, кто погиб в Норильлаге. К началу 1990–х на месте скорби, траурные приметы которого к этому времени сравняли с землей, стали возникать первые знаки памяти — часовня, кресты, мемориальные знаки... Сейчас на мемориал «Норильская Голгофа» съезжаются люди со всего мира. Известно, что в норильских лагерях страдали сотни тысяч людей из 22 стран. Это они стали первостроителями комбината и города. И дело нашей совести — не забывать об их судьбах...



1-2

Лев Нетто и Алла Макарова
Среди тех, кто в эту октябрьскую метель стоял плечом к плечу на митинге памяти, были люди, которые помнят, как 60 лет назад началось восстание заключенных в Горлаге. В нашем городе живет бывшая политкаторжанка Ольга Ивановна Яскина. Из Москвы прилетел участник восстания — 88–летний правозащитник Лев Александрович Нетто. Накануне он вместе с журналистом, исследователем истории норильского восстания Аллой Борисовной Макаровой принимал участие в музейных встречах, которые в память о 60–летии восстания прошли в Талнахе и Норильске.
На «Норильской Голгофе» об упокоении душ невинных жертв Норильлага молились северяне нескольких поколений. Многие школьники оказались здесь впервые, и было заметно, что детей переполняют новые, особенные чувства сопричастности правде истории. Небольшая группа женщин из столицы Таймыра — из семей ссыльных немцев, калмыков, белорусов — поклонилась памяти страдальцев от имени жителей Дудинки, через которую прошли сотни этапов в норильские лагеря.
Последние годы с митинга у Шмидтихи люди возвращаются к Музею истории НПР, где в сквере после долгих лет ожидания возвели памятник Жертвам Норильлага. Пожилые норильчанки, жизни которых коснулись репрессии, и теперь стояли у этого скромного мемориала, взявшись за руки. Так когда–то, летом 1953–го, не размыкали рук и участники трагического «восстания духа» в Горлаге. Когда хотя бы на мгновение прикасаешься к памяти о таких событиях, не хочется говорить лишних слов, которые кажутся пустыми и неуместными... Московский исследователь истории сопротивления в ГУЛАГе Николай Александрович Формозов, который прилетел из столицы почтить память участников норильского восстания, сняв шапку под мягко падающим, словно в утешение, снегом, тихо сказал: «Давайте молча, в сердце, помянем всех, кто был в сталинских лагерях, кто навсегда нам дорог...». Люди зашептали имена ушедших политзэка, среди которых были дорогие норильчанам имена доктора Серафима Васильевича Знаменского, строителя Василия Феоктистовича Ромашкина, изобретателя и путешественника Вилиса Карловича Траубергса... Многих, очень многих норильчан... И, конечно, мы помянули известную мастерицу Анну Васильевну Данилюк, пригнанную на Север с Украины... 30 октября исполнился ровно год со дня ее ухода в вечность, к тем, о ком все же радостно вспоминать сердцу, — так интересны, значительны, необходимы обществу были эти люди. Вечная им память и наша благодарность за любимый Норильск.
Фото Елены ХУДАНОВОЙ

Въезд в Горстрой

Заполярный Вестник - Люди как боги

http://www.norilsk-zv.ru/articles/lyudi_kak_bogi.html

Люди как боги
Норильский хронограф
 
2 апреля 2010 года, 12:22
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Сколько стоит человек? Столько, сколько стоит его слово, считала бесстрашная Евфросиния Керсновская. Большинство героев рубрики «Норильский хронограф» умели держать свое слово.
Наш норильский вождь
2 апреля 1941 года приказом народного комиссара внутренних дел Лаврентия Берии начальником Норильского комбината и лагеря был назначен 48-летний Александр Панюков.
Один из его преемников на этом посту директор комбината Алексей Логинов вспоминал позднее, что многие руководители во главе с Александром Шаройко отнеслись к этому назначению с недоумением, тем более что бывшего начальника строительства Дудинского порта выбрал сам Завенягин, но со временем оппозиция постепенно сменила гнев на милость. Поначалу новый начальник учился всему у своего главного инженера Владимира Зверева и не обижался, когда ему подсказывали. Но постепенно огромная власть изменила его характер. По словам Логинова, Панюков после присвоения звания генерал-майора стал вести себя как вождь: приезжал на предприятия в полной генеральской форме в сопровождении свиты и требовал, чтобы при его появлении все вставали. В общении часто ограничивался демагогическими фразами, неконкретными указаниями, позволял себе кричать на подчиненных.
После войны по указанию Сталина в стране были организованы крупные геологические управления. В одно из них – Енисейстрой – вошел и Норильский комбинат (вместе с Красноярским краем и частью Иркутской области). Главной задачей, стоящей перед главком, была разведка урановых руд. В 1948-м Енисейстрой возглавил Александр Панюков.
 
Интеллектуальная вакханалия на нарах
3 апреля 1937 года осужден Сергей Козерюк, по отчиму Штейн, вошедший в историю литературы под псевдонимом Снегов. Одессит по рождению был арестован в Ленинграде, где работал инженером на приборостроительном заводе. Десять лет лагеря и пять поражения в правах будущий писатель получил за
якобы  террористические намерения. Естественно, после смерти Сталина приговор был отменен «за отсутствием состава преступления».
В Норильск Штейна-Снегова доставили с Соловков вместе с другими заключенными в августе 1939-го. Он был норильчанином до 1957 года, последние три года – вольным. Начинал на общих работах в бригаде знаменитого своими снегозащитными щитами Михаила Потапова, прокладывал дорогу от поселка до горы Рудной. Потом его перевели в опытно-металлургический цех. Лев Гумилев впоследствии вспоминал, что с появлением в лагере астронома Николая Козырева творческих людей, в том числе и Снегова, охватила «интеллектуальная вакханалия». Сидя на нарах, Козырев рассказывал о звездах, чей далекий свет подпитывает Время. «Имена Эйнштейна, Леметра, Дирака, Больцмана потрясли слушателей… Трудно переоценить результат этого научного общения. Например, Снегов, освободившись, написал целую литературно-фантастическую трилогию…»
Напомним, что роман-трилогия «Люди как боги» до сих пор считается лучшей «космической оперой» на русском языке.
После Норильска Сергей Снегов жил и умер на родине Канта в Кенигсберге, переименованном после войны в Калининград.
 
Ленин в Заполярье
4 апреля 1975 года почетным гражданином Норильска был назван артист Норильского Заполярного театра драмы Всеволод Лукьянов,  отдавший норильской сцене почти четверть века.
До войны артист работал в Саратове, откуда ушел на фронт, отказавшись от брони. В Норильск вместе с женой, актрисой Александрой Платоновой, приехал в 1948-м, театр в то время только  становился на ноги. Первые роли –  Платон Кречет в пьесе Корнейчука, Гарри Смит в «Русском вопросе» Симонова, Киров в «Крепости на Волге» Кремлева.  
Главной по тем временам для артиста стала роль Владимира Ильича в гельфандской лениниане. Сам актер очень любил играть в комедиях и сказках, часто совмещая актерскую работу с режиссерской. После Норильска народный артист РСФСР (это звание Лукьянов получил первым в городе) работал в Омском драматическом театре.
 
Трудом и талантом
5 апреля 1914 года в селе Панкино Рязанской области родился Василий Ромашкин, главная потеря прошлого года.
Он был осужден на 10 лет лагерей по статье 58 за какую-то книгу, которую ему не следовало хранить. В 1939-м из Соловков Ромашкина привезли в Норильск, где он прожил 70 из 95 отпущенных ему лет. И прожил очень достойно: участвовал вместе  с другими заключенными и уральскими трубокладами в возведении дымовой трубы строящегося никелевого завода (тогда еще БМЗ) в качестве электромонтера, отвечающего за электропрогрев бетона. После освобождения, а потом и реабилитации Василий Ромашкин строил город: клубы, кинотеатры, дворец культуры и спортивные сооружения.
 
«Главное – я мечтаю»
6 апреля 1910 года родился Серафим Знаменский, сыгравший заметную роль в истории норильского здравоохранения. После окончания Харьковского мединститута (диплом с отличием) молодой врач был оставлен ординатором клиники госпитальной и военной хирургии. С началом войны ушел на фронт, где был до февраля 1942-го начальником санитарной службы, а потом врачом 7-го гвардейского артиллерийского полка. Был в Сталинграде с первого дня и до самого ареста в начале лета 1943-го. Восемь лет ИТЛ доктор Знаменский получил за то, что  взял с собой на фронт томик «Фауста» Гете… на немецком языке.
В Норильлаге врач Знаменский сразу написал письмо в Президиум Верховного Совета СССР, в котором просил дать ему возможность вернуться на фронт, чтобы «в условиях передовой доказать преданность Родине и своему народу», но на фронт его не отпустили.
Доктору Знаменскому город обязан созданием гистологической лаборатории и онкологического диспансера. Перед отъездом из Норильска, вскоре после 80-летия, Серафим Васильевич говорил, что жизнь прожил не зря, и добавлял: «А почему, собственно, прожил... Голова у меня не болит, одышки нет. А главное – я мечтаю».
Почетного гражданина Норильска не стало в 1995-м. Он умер на родине жены, в Нальчике.
 
Рождение ЦЭНа
7 апреля 1943 года поставлены под нагрузку первые блоки ванн цеха электролиза никеля на Большом металлургическом заводе (никелевом). Первым начальником цеха был назначен мончегорец Иван Иевлев, эвакуированный вместе с группой специалистов-металлургов в Норильск. Им был разгружен первый катод в апреле 1942-го на ММЗ, под его руководством через год был получен катодный никель на Большом металлургическом. С этого времени БМЗ стал обеспечивать стратегическим сырьем оборонную промышленность.
 
Решили не добивать
8 апреля 1938 года отставленный первый заместитель наркома тяжелой промышленности Авраамий Завенягин получил назначение в Норильск. Как сказал Молотов, его решили «не добивать»…
В 1938-м за Норильским ИТЛ числилось около восьми тысяч заключенных, с которыми Завенягину предстояло построить мощный комбинат. Строительные работы (на начало года) были выполнены на 10 процентов. Антисанитария, перебои с водой… Так началась завенягинская трехлетка.