Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Въезд в Горстрой

post

Оригинал взят у ncstrn в post

https://nocuous.wordpress.com/2017/06/04/15891/

http://nocuous.wordpress.com/?p=15891

Об “особом статусе” украинцев-самостийников/националистов/воинов УПА и всех, кого приписывали к несовместимым с советской властью в ГУЛАГе пара иллюстраций, кстати. Официальной статистики, разумеется, у нас нет и в ближайшие годы быть не может (привет, российские архивы!), плюс в разных лагерях в разные годы структура популяции заключенных была разной и чрезвычайно динамичной в силу высокой смертности зеков и частых перемещений сотен тысяч людей с одного места на другое этапами. Однако имеющиеся документальные данные, плюс многочисленные субъективные свидетельства прошедших лагеря неизменно указывают на две вещи:

1. очень высокий процент украинцев, диспропорциональный проценту украинцев в общей популяции народов СССР;

2. в большинстве случаев у украинцев при отсутствующих или ничтожных “прегрешениях” даже с точки зрения советской власти были максимальные сроки, 25 лет; у многих сроки удлинялись по любым причинам и многие переарестовывались и по факту сидели до конца жизни, иногда с небольшими — полтора-три года — паузами между отсидками.


Плюс субъективно абсолютное большинство мемуаристов отмечают, что практически все эти украинцы были как минимум нормальными, а часто и вообще очень хорошими людьми, а не людоедами-полицаями-фашистами-антисемитами. О них по большей части отзываются либо нейтрально, либо как о хороших друзьях и вообще приятных адекватных людях.


Нет, правда, вот если целенаправленно обращать внимание на такие вещи, читая воспоминания бывших заключенных, обилие и согласованность этой информации просто поражают. Я могу привести сотни цитат из различных книг самых разных людей, но покажу только пару примеров из недавних.


Вот одно из немногих доступных документальных свидетельств, которое дает потрясающий пример процентного сотношения украинцев-“националистов” в общей популяции заключенных. Когда читаешь воспоминания обычных людей и видишь постоянно упоминания о том, что “было много украинцев”, не представляешь себе на самом деле, насколько это — много. Ну сколько их там может быть? Десятая часть? пятая, может быть?


Сухая статистика из проекта InLiberty о норильском восстании:


“Норильлаг был создан в 1935 году для строительства никелевого комбината. В 1948 году его часть под названием Горлаг вошла в систему так называемых особых лагерей, где в особо тяжелых условиях содержались политические заключенные.”




Зная, по каким статьям обычно шли в лагеря украинцы (“Участники зверств оккупантов”, “Участники повстанческих организаций”, “Участники профашистских организаций”, “Служащие карательных органов оккупантов”, “Националисты”), нетрудно уже предугадать их высокий процент в этом лагере, но прямая статистика об этническом составе все равно реально поражает:




В СССР русских было минимум в три раза больше, чем украинцев, но в отдельно взятом лагере на территории России, специализировавшемся на политических заключенных, украинцев почти вдвое больше, чем русских. И четверть от общего числа заключенных. “Совпадение? не думаю” (с)


Нет, это не Норильск такой особенный. Разные лагеря комплектовались по-разному, конечно, но все равно в большинстве своем ГУЛАГ был именно переполнен украинцами. Также обращает на себя внимание, что более половины всех заключенных проходила как просто “националисты”. Им даже не могли приписать ничего конкретного, никакого коллаборационизма с гитлеровскими войсками, никакого участия в повстанческих операциях, ни-че-го. Просто националист. А в чем это выражалось — как я уже говорила, часто это выражалось просто в том, что ты сын своего отца.


А вот просто цитаты из книги Анатолия Марченко “Мои показания” по ключевому слову “укр”. Обратите внимание на сроки всех этих людей и на субъективные характеристики всех этих страшных людоедов-“бендеровцев”, которые дает им Марченко — а Марченко был ОЧЕНЬ здравомыслящим человеком. Также важно отметить, что “Мои показания” — это уже про Оттепель, 1960-е годы, когда официально у нас “политических заключенных не было”. Как я говорила, при Хрущеве выпустили всех, КРОМЕ украинцев.


“По дороге к нам подсаживали новых попутчиков. Где-то на пересылке добавили несколько украинцев-“националистов”. Тоже двадцатипятилетники. Из них мне особенно запомнился Михаил Сорока, очень спокойный, доброжелательный, душевно крепкий человек.”



“Старик, увидев, что я проснулся, спросил:

— Сынок, что видел во сне на новом месте?

— Прокурора, конечно. Или, может, судью, — ответил за меня сосед снизу. — Угадал?

— Нет, не угадал. Я на новом месте сны не смотрю, чтоб потом не думать, к добру или к худу.

— Как же это ты ухитряешься — не смотреть, если снится?

— А я, как только начинают показывать сон, зажмуриваюсь покрепче. Попробуйте сами — и у вас получится.

Молодой парень запротестовал:

— Я не согласен, мне нравятся сны. Интересно, а кроме того, все больше воля снится. Хоть во сне поживешь…

— Э, посиди с наше, сынку, так и во сне про волю забудешь, а побачишь только те же самые хари надзирателей, — заметил пожилой украинец с пышными усами. — Я, конечно, тебе того не желаю, чтоб ты столько сидел. Так, к слову сказано.

Старики согласились, что им воля давно уж и во сне не снится.”



“Часов в девять нас повели в баню. Главная процедура здесь не мытье, а стрижка. Голые, в чем мать родила, покрывшиеся гусиной кожей, — хоть это и называлось баней, но здесь было довольно холодно, — мы по одному попадали в руки парикмахера — зэка-уголовника. Стригут голову, той же машинкой бороду и усы — в тюрьме эти украшения запрещены. Увидев такое дело, старый украинец с длинными усами чуть не заплакал:

— Мени шестьдесят пять рокив, и вуса в мене, ще як я парубком був…

Он наотрез отказался сесть под машинку. Тут же несколько надзирателей схватили его за руки и за ноги и уволокли. (Я встретил его через год в этой же тюрьме. Конечно, он был без усов. Он рассказал мне, что его затащили в какую-то темную клетушку, надели наручники и сначала основательно избили, а потом в наручниках остригли усы. За «бунт» он получил десять суток карцера).

У меня тоже были усы: у многих заключенных-религиозников были бороды, усы. Всех нас ждало то же, что и этого украинца.”



“Во Владимир Николай, как и я, попал за попытку бежать. Он был на спецу в десятом, подружился там с украинцем «самостийником» Василием Пугачом (у Василия было тоже двадцать пять лет; с двадцатипятилетним сроком сидела где-то в Мордовии и его мать), и они оба приняли участие в групповом подкопе из рабочей зоны. Я знал Василия. Мы с ним вместе ехали этапом во Владимир, нас вместе насильно стригли — тогда и Пугачу остригли его пышные украинские усы. Василий Пугач мне очень понравился, поэтому к его подельнику и другу Королеву я тоже сразу отнесся с симпатией.”



“Я уже не помню, в какой камере произошел этот случай: меня несколько раз переводили из камеры в камеру, как и других зэков. Нас было, как обычно, пятеро: Ричардас Кекитас, Петр Семенович Глыня, Костя Пынтя из Молдавии, старик по фамилии Ткач и я. Ткач был украинец, сидел, как он говорил, лет семнадцать — за участие в национально-освободительном движении. Сначала он, как и все, сидел в Мордовии, потом его перевели во Владимир за невыполнение нормы, за религиозность и еще какие-то подобные грехи.”



“Женщины-политические сидели сначала в нашем корпусе на втором этаже. Среди них было много с Украины и из Прибалтики — за национальное движение, были и «религиозницы». Некоторые сидели во Владимирке по десять-пятнадцать лет и больше. Однажды нас вели из бани, а женщин с прогулки, и мы издали видели их. Видели, как старух вели под руки более молодые сокамерницы. У женщин, как и у нас, отбирают теплое, их тоже выгоняют зимой на прогулку в ветхих бушлатах и холодных ботинках, тоже водят в холодную баню, тоже морят голодом. Режим в тюрьме для всех одинаков, что для мужчин, что для женщин. Полное равноправие.”



“Я сидел одно время в девяносто второй камере, а напротив нашей была камера семьдесят девятая. На прогулку нас выводили вместе, десять человек, и мы познакомились.

Мне очень нравился в их камере заключенный Степан. Он был учителем географии у себя на родине, на Украине. Сидел уже лет тринадцать, все годы в тюрьме, а всего сроку у него двадцать пять. Это был такой спокойный и выдержанный человек, что я ему завидовал. Однажды в нашу камеру вошел прокурор по надзору, задал обычный вопрос:

— У кого есть жалобы, вопросы? — и так как мы все молчали, вышел. Он делал обход всех камер. Первое время некоторые зэки обращались к нему с жалобами и протестами, но от этого было столько же толку, сколько от писем в ЦК, в Прокуратуру СССР, в Президиум Верховного Совета. Вот и перестали.

На прогулке мы спросили зэков из семьдесят девятой:

— У вас вчера был прокурор?

— Был, как же. Они с нашим Степаном старые знакомые.

Прокурор вошел в семьдесят девятую камеру, увидел Степана и смутился. Потом обратился к нему по имени и отчеству:

— А вы все еще сидите?

— Как видите.

Прокурор помялся-помялся, попрощался и вышел. А Степан рассказал, что они два года сидели вместе в одной камере в этой самой тюрьме. В 1956 году того реабилитировали. И вот они снова встретились в тюремной камере, только уже не как два зэка, а как зэк и власть.

Так что ему рассказывать этому прокурору, на что жаловаться — он и сам все прекрасно знает и видит, не слепой же.”



“Потом наш дневальный Андрей Трофимчук (тоже двадцатипятилетник, украинец из Киева, отсидевший уже шестнадцать-семнадцать лет; вообще тогда на семерке было очень много двадцатипятилетников) повел меня в рабочую зону набивать матрац.”



“Новички ходят на концерты — любопытно ведь. Я тоже несколько раз пошел поглазеть. Ну и комедия! Если бы начальник ПВЧ майор Свешников специально старался вести разлагающую зэков агитацию, и то лучше бы не придумал. На сцене хор полицаев исполняет песни «Партия наш рулевой», «Ленин всегда с тобой». В зале хохот, улюлюканье, надзиратели орут: «В карцер за срыв мероприятий!» Хор поет хоть слаженно — это в большинстве украинцы, а они умеют петь. Один раз пели «Бухенвальдский набат», но это начальству почему-то не понравилось.”



“…А между тем какие в лагерях певцы, какие гитаристы! Соберемся после работы вечером где-нибудь в углу зоны, да как заведем песни — блатные, под гитару, да старинные романсы. Эстонцы раз устроили свой концерт народных песен. И литературные вечера — памяти Шевченко, памяти Герцена. Кто-нибудь расскажет о писателе, другие читают стихи Шевченко на украинском языке, поэты — свои стихи, переводы на русский. Но все это, конечно, не только без ПВЧ, но и тайком от начальства, а то как раз в карцер угодили бы — ведь на таких вечерах каждый говорит, что думает, читает то, что хочет.”



“Я хочу рассказать о некоторых своих знакомых и друзьях, не делая между ними никакого различия, как это и было в жизни.

На семерке в аварийной бригаде вместе со мной работал Иосип Климкович — хороший, простой парень. Потом мы с ним вместе оказались на третьем в больнице и сошлись еще ближе. Он рассказал мне, за что сидит, за что получил свои двадцать пять лет.

В конце сороковых годов Иосип был еще совсем мальчишкой, жил в Станиславской области с матерью и сестрой. По всей Западной Украине тогда шла вооруженная партизанская война, и многие из крестьян-украинцев ушли в леса. В лесу у партизан был и дядя Иосипа — так, во всяком случае, говорили. И вот однажды, когда Иосип сидел в хате своего товарища, в село въехали грузовики, крытые брезентом, из них высыпали солдаты-автоматчики и стали окружать некоторые хаты. В окно было видно, как один из грузовиков остановился около хаты Климковичей и солдаты окружили ее. Иосип кинулся к двери: дома лежала больная мать. Но дед товарища схватил мальчишку и не пустил. Дед держал его и приговаривал: «Ты что, дурной, что ли, не видишь — в Сибирь повезут. Придешь — и тебя туда же». Он оттащил Иосипа от двери к окну: «Смотри, хлопец, и запоминай». Иосип прилип к стеклу. Он видел, как по их двору бегали автоматчики, заглядывали за дрова, в сарай — может, это его искали. Потом он увидел, как из хаты выгнали сестру и, заломив ей руки, бросили в машину, в кузов. Больная мать не могла идти, ее выволокли за руки — и тоже в машину. У нескольких других хат происходило то же самое. Иосип навсегда запомнил эту сцену, но больше всего врезалось ему в память лицо офицера, командовавшего операцией.

Потом Иосип узнал, что всех забранных привезли в райцентр и загнали в один сарай. Иосип бродил вокруг сарая, но подойти близко не решался: сарай охраняли солдаты. Говорили, что людям в сарае не давали ни есть, ни пить. Через несколько дней Иосип узнал, что мать умерла, а сестру вместе со всеми остальными увезли в Сибирь. Тогда он ушел из дому, но не в лес, не к партизанам, а в город. Достал себе пистолет (тогда это было нетрудно) и стал караулить того самого офицера. Несколько дней не мог он его разыскать. Люди говорили, что офицер уехал в другие села на подобные же операции. А потом Иосип все-таки подкараулил его, когда он выходил из комендатуры в сопровождении автоматчика. Иосип пошел за ними, убедился, что это тот офицер, который увозил его мать и сестру, подошел к нему вплотную и выстрелил в упор. Офицер упал, даже не вскрикнув. Солдат повернулся, вскинул автомат, но выстрелить не успел — Иосип застрелил и его.

Климковича судили как ОУНовца, за бандитизм, дали двадцать пять лет. Суд был закрытый. Это было в конце сороковых годов, и Иосип сидит до сих пор.”



“Там же, на семерке, на складе готовой продукции, работал один зэк-старик, тоже из Прибалтики. Я не знаю ни его фамилии, ни настоящего имени. Мы звали его Федей, так же, как и Матайтиса Володей, а Юсупова Колей. Федя тоже был двадцатипятилетник, как все так называемые националисты из Прибалтики и с Украины, осужденные в сороковые годы.”



“Попробовали действовать не кнутом, а пряником: стали создавать молодежные бригады: молодежные бараки. Надеялись, что так легче будет держать всех под контролем. Но вышло наоборот. Оказавшись вместе, молодые украинцы и литовцы, эстонцы и русские, рабочие и студенты легко нашли этот самый «общий язык».

Надзиратели жалуются:

— Ну и зэк пошел! Ты ему слово, он тебе два. Ты его матом, он тебя втрое дальше. Карцера не боятся!”



“В Мордовию свозят политических заключенных со всего Союза, из всех республик. Особенно много украинцев и прибалтов — литовцев, латышей, эстонцев. Мало того, что их привезли в Россию в лагерь — их даже на свиданиях с родными заставляют говорить по-русски, чтобы надзиратель мог понять. Но между собой эти заключенные, конечно, говорят на родном языке, поют свои песни, тайно устраивают вечера памяти своих поэтов и писателей.”



“Начальство раздражала не только дружба Даниэля с нами и Футманом. Его полюбили, пожалуй, все в лагере. Он невольно стал центром, вокруг которого объединялись разрозненные компании и землячества. То литовцы его в свой кружок зовут послушать песни, то ленинградская молодежь на чашку кофе, то украинцы почитать стихи.”



“О заместителе начальника режима на семерке Шведе мне рассказывал один зэк, который сидел в Мордовии с 1949 года, что этот Швед принимал участие в массовых расстрелах зэков на разводе. В те годы, бывало, выводили заключенных бендеровцев и «самостийников» в лес, якобы заготавливать дрова, и там расстреливали всю колонну под предлогом «массового организованного побега». Так уж и знали — если ведут на заготовку дров, то оттуда не вернешься. И зэки на разводе отказывались идти на работу в лес. Швед, тогда майор, подходил к отказчикам и стрелял в упор. Зэк, рассказавший мне об этом, сам это видел. Шведа уволили и разжаловали, но потом вернули на работу в лагерь, правда, не восстановив в звании.”



Ну и вот еще маленькая, но характерная деталь из книги Ларисы Богораз “Сны памяти” об упомянутой выше дружбе Юлия Даниэля с украинскими националистами:




Ой, и почему же украинцы так советскую власть не любят?…

Въезд в Горстрой

В базе данных «Открытый список» публикуется информация о людях, репрессированных государством

Открытый список
В базе данных «Открытый список» публикуется информация о людях, репрессированных государством по политическим мотивам в период с 1917-1991 гг.
Каждому человеку из списка посвящена своя отдельная страница. Она состоит из двух частей: установочных данных с информацией о человеке, полученной  из уже опубликованных источников, и свободно редактируемого поля — для биографического текста.
«Открытый список» создан для того, чтобы пополнять и уточнять существующие данные по истории советских политических репрессий и дать возможность каждому принять в этом участие.
Все авторы «Открытого списка» имеют редакторские права для написания статей и подгрузки новой информации, а также могут взяться за проверку и исправление неточностей и ошибок в существующих данных.
Как править установочные данные
Если вы считаете, что приведенная в формуляре информация неверна или неполна, вы можете внести необходимую правку и дополнения, после чего эта часть статьи будет отправлена на модерацию.
Большая часть сведений, внесенных в «Открытый список», получена из существующих баз данных, Книг памяти и основывается на архивных материалах. Для подтверждения изменений нам потребуются ссылки на источники вашей информации: архивную справку, хранящиеся у вас дома документы, Книгу памяти, исследовательскую литературу и любые другие верифицируемые данные.
Вы можете сослаться на свои источники прямо в статье и прикрепить к ней сканированные копии использованных вами документов, или же прислать их письмом на адрес info@openlist.wiki
Как добавить новую статью
Если вы не нашли в списке репрессированного родственника или знакомого, у вас есть возможность создать страницу для публикации материалов о нём. При заполнении «установочных данных» мы просим вас ссылаться на источники вашей информации: архивные документы, книги памяти, исследовательскую литературу и др. Подробнее об этом написано в специальном разделе нашего сайта.
Въезд в Горстрой

Администрация исправительной колонии №15 города Норильска отказалась передать осужденному бланки жал

Администрация исправительной колонии №15 города Норильска отказалась передать осужденному Ивану Асташину бланки жалоб в Страсбургский суд и в Комитет по правам человека ООН, сославшись на то, что они являются "запрещенным предметом, взятым неизвестно откуда из Интернета".

Как пишет Медиазона, об отказе в передаче документов сообщила правозащитник Комитета "За гражданские права" Лариса Романова, ведущая переписку с Асташиным, и в том числе консультирующая его по вопросам обжалования решений по его делу. 1 октября 2014 года Романова отправила ему письмо со своими рекомендации, к которому приложила документы: бланк нового формуляра Европейского Суда по правам человека на русском языке, введенный ЕСПЧ для обязательного заполнения в случае обращения с 01.01.2014, текст Международного пакта о гражданских и политических правах, текст Факультативного протокола к указанному Пакту, образец обращения в Комитет по правам человека ООН.

Позже родственники Асташина сообщили Романовой, что он получил письмо, однако передать документы администрация ИК-15 отказалась категорически, указав, что распечатанные тексты являются "запрещенным предметом, взятым неизвестно откуда из Интернета".

"Перечисленные мною образцы, формы обращений в международные институты, участником которых является Российская Федерация, и тексты международных договоров, ратифицированные Российской Федерацией, не включены в Перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать. <...> Сомнения сотрудников ИК в истинности текстов международных договоров и образцов, форм обращений в международные институты, не могут являться причиной отказа осужденному в получении таковых", – говорится в жалобе Романовой, адресованной директору ФСИН России Геннадию Корниенко. http://www.hro.org/node/20536

Читать новость

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Въезд в Горстрой

НОРИЛЬСК ПОЛИТИКА

Оригинал взят у severok1979 в НОРИЛЬСК ПОЛИТИКА
           Вообще на страницах своего блоЖЖика умышленно стараюсь избегать обсуждений политической и религиозной направленности, ибо они как саранча способны мгновенно выжрать основную  тематику блоЖЖика и превратить его в обычную политпомойку.
           В данном случае приходится сделать исключение и предложить Вашему вниманию фотовзгляд на митинговую лихорадку, захлестнувшую позднесоветскую и постсоветскую Россию в конце 1980ых - начале 1990ых. Норильск не стал исключением. Однако, не смотря на то, что в проживал в те годы в Норильске постоянно (кроме лета) каких-либо политизированных воспоминаний о событиях, запечатлённых на фотографиях из этой подборки, у меня не отложилось, вероятно, в силу отроческого возраста.
            Так что если у кого-нибудь есть ясные воспоминания о массовой политической активности норильчан тех лет и событиях на фото, то жду в каментах - будем вместе описывать события и дополнять пост!

01. Пикет перед зданием Администрации г. Норильска (Ленинский проспект 24а), тогда Горком КПСС и Горисполком.
Пикет Горком (5)

Collapse )

Въезд в Горстрой

Медведев, Дмитрий Николаевич

Дмитрий Николаевич Медведев http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/296095
В 1938 году направлен работать в систему ГУЛАГа (начальником отдела в Норильлаг). Через полгода уволен из органов НКВД "за необоснованное прекращение уголовных дел", но затем вновь принят на работу в НКВД...
Въезд в Горстрой

Новая Газета | Cпецвыпуск «Правда ГУЛАГа» от 04.02.2011 №03 (47) | Начнем с модернизации сознания

http://novayagazeta.ru/data/2011/gulag47/00.html

Начнем с модернизации сознания

Медведев встретился с правозащитниками, которые предлагают как можно скорее принять программу «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении»

1 февраля в Екатеринбурге под председательством Дмитрия Медведева прошло заседание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека — в просторном помещении детской библиотеки. Одним из ключевых вопросов встречи были предложения принять общенациональную государственно-общественную программу «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».
Эта программа охватывает семь направлений: увековечение памяти жертв тоталитарного режима (памятники и памятные знаки; музейно-мемориальные комплексы — в продвижении этого направления активно участвовала «Новая газета»; места захоронений; книги памяти и единая база данных жертв репрессий); социальная поддержка жертв репрессий (увеличение размеров компенсаций; перевод поддержки с регионального на федеральный уровень и другие меры); обеспечение доступа к архивной информации (изменение процедуры рассекречивания и порядка доступа к документам); политико-правовая оценка преступлений тоталитаризма; завершение процесса юридической реабилитации жертв террора; работа в сфере образования и просвещения; обновление российской топонимики и ряд других мер.
Идейное обоснование программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» представил руководитель рабочей группы Совета Сергей Караганов. Публикуем выдержку из стенограммы заседания Совета (размещенной на президентском сайте) — с комментарием редакции.Collapse )
Въезд в Горстрой

Lenta.ru: Бизнес: Генпрокуратура РФ нашла нарушения в действиях руководства "Норникеля"

http://www.lenta.ru/news/2010/09/11/nornikel/

11.09.2010, 02:39:42
Версия для печати | PDA/КПК  
Производство "Норильского никеля". Фото пресс-службы компании
Производство "Норильского никеля". Фото пресс-службы компании

Генпрокуратура РФ нашла нарушения в действиях руководства "Норникеля"

10.09.2010
Генпрокуратура не нашла нарушений при проведении собрания акционеров компании

 
Генпрокуратура РФ опровергла сообщение "Норильского никеля" о том, что при проверке действий менеджеров компании при выборе нового совета директоров не было выявлено нарушений. Как заявил РИА Новости представитель Генпрокуратуры РФ, нарушения обнаружены были и в ведомстве удивлены заявлением "Норникеля".

О каких именно нарушениях идет речь, не уточняется.

Ранее 10 сентября "Норникель" опубликовал пресс-релиз, в котором сообщалось, что компания получила письмо из Генпрокуратуры с сообщением об окончании проверки, в котором не было упоминания о каких-либо выявленных нарушениях.

Как следует из пресс-релиза, в письме было также указано, что о результатах проверки сообщили и президенту РФ Дмитрию Медведеву.

Ранее, 6 сентября, о завершении своей проверки сообщила Федеральная служба по финансовым рынкам. Она, как сообщалось, не нашла никаких нарушений.

Проверки, о которых идет речь, касались заседания акционеров "Норникеля", прошедшего в июне 2010 года. Один из акционеров компании, "Русал", заявил, что результаты голосования при выборе совета директоров были подтасованы, и обвинил в этом менеджмент "Норникеля".

Обвинения коснулись и другого акционера, компанию "Интеррос", которая по итогам голосования получила в совете директоров на одного представителя больше, чем "Русал", в то время как между компаниями существовала договоренность, что число их представителей в совете должно быть равным.

Проверить законность результатов голосования Генпрокуратуре РФ поручил Дмитрий Медведев.

Ссылки по теме
- Генпрокуратура проверила поссорившее Дерипаску и Потанина заседание "Норникеля" – Lenta.ru, 10.09.2010
- Чиновники не нашли нарушений в ходе собрания акционеров "Норникеля" – Lenta.ru, 06.09.2010
- "Русал" подал иск к "Норникелю" в Красноярский арбитраж – Lenta.ru, 16.08.2010
- "Русал" подал в суд на "Интеррос" – Lenta.ru, 11.08.2010

Сайты по теме
- Генпрокуратура
- "Норильский никель"


Въезд в Горстрой

ОАО «ГМК «Норильский никель» в 2010 году сделает ставку на российские проекты.

Источник: http://www.press-line.ru/content/view/125083/284/

Владимир Стржалковский: «Инвестиции в российские предприятия «Норильского никеля» составят 2 миллиарда долларов США»

Версия для печати Автор Алексей Елисеенко   03 февраля 2010 г. 17:42    Экономика
ОАО «ГМК «Норильский никель» в 2010 году сделает ставку на российские проекты.
Это и рудное производство, и социальные программы, и авиаперевозки. Инвестиции компании в РФ должны составить примерно 2 миллиарда долларов. Collapse )
Въезд в Горстрой

Шашлычная политика